Как арт-дилеры, агенты по недвижимости и хедж-фонды превратили США в убежище для грязных денег

Если президент Байден всерьез намерен бороться с коррупцией, ему необходимо отрегулировать деятельность десяти ключевых профессий «белых воротничков» в США.

ФБР уже давно рассматривает малоизвестные частные инвестиционные фонды как опасные финансовые каналы для незаконной иностранной деятельности. Почти десять лет назад бюро поймало Москву на попытке использовать венчурные фонды в Бостоне и Силиконовой долине для кражи американских военных секретов. В прошлом году утечка разведывательного доклада ФБР гласила, что криптовалютные мошенники, наркокартели и российская организованная преступность все чаще используют слабо регулируемые инвестиционные механизмы для преступлений и коррупции в США. Как информирует Эксперт, об этом пишет The New York Times.

В той же утечке ФБР также указало на угрозу использования иностранными правительствами инвестиционных фондов для операций по оказанию политического влияния. Россия и Объединенные Арабские Эмираты якобы пытались повлиять на внешнюю политику администрации Трампа через управляющих инвестиционными фондами, которые были друзьями тогдашнего президента Дональда Трампа и его семьи, в том числе, предлагая им выгодные сделки.

Частные инвестиционные компании, такие как хедж-фонды и фирмы прямых инвестиций, являются лишь одним из 10 видов профессий «белых воротничков», чьи нечеткие нормы представляют серьезную опасность для национальной безопасности США. Среди других — страховщики прав собственности на недвижимость, агентства по созданию компаний, торговцы произведениями искусства, юристы, бухгалтеры, агентства по связям с общественностью, агенты по недвижимости, продавцы элитных автомобилей и криптовалютные компании. Непрозрачные и недостаточно регулируемые, эти финансовые профессии давно используются враждебно настроенными режимами и их приближенными для распространения коррупции, отмывания средств или обхода санкций. Для того чтобы президент США Джо Байден смог реализовать объявленную им программу борьбы с коррупцией, ему необходимо добиться того, чтобы Министерство финансов США заставило этих профессиональных пособников следить за грязными деньгами так же, как это уже обязаны делать коммерческие банки.

Одним из секторов, который особенно угрожает безопасности США, является недвижимость, где широко распространено скрытое владение иностранными олигархами и коррумпированными чиновниками. Помимо того, что недвижимость является убежищем для отмывания незаконных средств, она также представляет собой потенциальный канал для финансирования и влияния на политические фигуры.

До сих пор не до конца установлено, намеренно ли Кремль и его приближённые финансировали Трампа за счёт инвестиций в его недвижимость. По словам его бывшего личного адвоката Майкла Коэна, Трамп в частном порядке признал, что 54 миллиона долларов, полученные им от продажи недвижимости во время финансового кризиса 2008 года, были «деньгами Путина».

Специальный адвокат Роберт Мюллер, которому было поручено расследовать деятельность американского президента, предположил, что если бы Трамп был скомпрометирован российским президентом Владимиром Путиным, то «это было бы связано с деньгами». Тот факт, что ни один журналист или прокурор не пришел к окончательному выводу, несмотря на то, что расследование велось на протяжении последних шести лет, свидетельствует о крайней необходимости повышения прозрачности в сфере прав собственности на американскую недвижимость. Самым простым способом для Казначейства пролить свет на этот рынок было бы заставить компании титульного страхования сообщать правительству, кто владеет всеми объектами недвижимости в США, постоянно продлевая временное требование о предоставлении ими целевых данных.

Кроме того, мутные рынки дорогостоящих предметов искусства служат для недружественных режимов и их приближенных тайными каналами для отмывания коррупционных доходов и подрыва интересов национальной безопасности США, в том числе путем обхода санкций.

Например, когда Россия вторглась в Украину и Казначейство США ввело санкции против кремлевских чиновников и олигархов, записи электронной почты, полученные сенатскими следователями, свидетельствуют о том, что менеджер крупнейшего в мире аукционного дома «Кристис» счел возможным продавать предметы искусства россиянам, которым нужно было вложить свои деньги в «безопасные» активы.

В том же сенатском расследовании утверждается, что всего через несколько недель после того, как братья Аркадий и Борис Ротенберги попали под санкции, подставные компании и связанные с ними посредники начали покупать предметы искусства на 18 миллионов долларов у крупных аукционных домов и частных дилеров. Сенатские следователи установили, что сделкам способствовал их московский советник по искусству, который был гражданином США и поэтому должен был соблюдать санкции, но не правила борьбы с отмыванием денег, поскольку деятельность советников по искусству не регулируется.

Эти три сектора — частные инвестиционные фонды, страховщики прав собственности на недвижимость и арт-дилеры — являются самыми легкими сферами, где у Министерства финансов США уже есть вся информация и ресурсы, необходимые для окончательного принятия нормативных актов в течение нескольких месяцев. Несмотря на то, что отдел Казначейства, отвечающий за борьбу с отмыванием денег, испытывает острую нехватку средств, он уполномочен в соответствии с хорошо разработанной законодательной базой требовать от финансовых специалистов искать «грязные» деньги путем выявления клиентов, тщательной проверки сделок, ведения учета и сообщения правительству о подозрительной деятельности.

Проблема заключается в том, что Казначейство традиционно не решается распространить эти правила на большинство «белых воротничков» вне банков. В частности, для наиболее распространенных и проблемных (с точки зрения коррупции) профессий, таких как риэлторы, адвокаты и автодилеры, потребуются значительное время, ресурсы и политическая поддержка, чтобы преодолеть укоренившиеся группы интересов, а также необходимо тщательно выверять правила, чтобы избежать неоправданных экономических потерь или затяжных судебных споров. Одним из печальных результатов этой нерешительности является то, что Соединенные Штаты входят лишь в число 10 стран мира, которые не соблюдают международные стандарты регулирования деятельности пособников. Целевая группа по финансовым мероприятиям, международный орган по установлению стандартов, называет это самой серьезной уязвимостью финансовой системы США. Это, в свою очередь, создает глобальную угрозу, учитывая, что Соединенные Штаты являются крупнейшим в мире поставщиком оффшорных финансовых услуг.

Хорошая новость заключается в том, что сейчас, когда Вашингтон признал коррупцию одной из главных угроз национальной безопасности, ситуация может измениться. Регулирование деятельности пособников коррупции стало неотложным приоритетом для американских законодателей, правоохранительных органов и гражданского общества. В тексте меморандума Байдена, устанавливающего борьбу с коррупцией в качестве одного из основных интересов национальной безопасности, особо подчеркивается, что «профессиональные поставщики услуг позволяют перемещать и отмывать незаконные богатства, в том числе в США и других демократических странах». Аналогично, главным приоритетом политики, определенным Белым домом, является реформирование нормативной базы, регулирующей незаконные финансы. Казначейство США процитировало меморандум Байдена, когда назвало коррупцию главной финансовой угрозой США и прямо предупредило о роли «финансовых посредников».

Момент для перехода от риторики к реализации наступит в декабре, когда Белый дом обнародует свою полную антикоррупционную стратегию, а Байден проведет первый из двух запланированных саммитов в поддержку демократии.

Казначейство США должно воспользоваться этим моментом, чтобы начать масштабную кампанию по введению правил борьбы с отмыванием денег для небанковских организаций, оказывающих содействие коррупции. Министерство должно убедительно продемонстрировать, что оно настроено на серьезную работу, сделав официальное заявление о том, что новые правила вступят в силу в 2022 году и будут распространяться на первый круг профессий. Начать можно с трех вышеописанных секторов «белых воротничков»: частных инвестиционных и хедж-фондов, страховщиков прав собственности на недвижимость и арт-дилеров.

Ко второй конференции Байдена по демократии, запланированной на конец 2022 года, администрация должна подготовить вторую половину этой программы, сосредоточившись на более сложных политических вопросах. Сюда входит регулирование четырех «всадников» грязных денег: юристов, агентов по регистрации компаний, бухгалтеров и тайных фирм по связям с общественностью. Если законодатели от обеих партий не будут сотрудничать и предпочтут защитить эти профессии, способствующие коррупции, от пристального внимания, администрация может сфокусироваться на более легкой задаче — отмене льгот для агентов по продаже недвижимости, продавцов элитных автомобилей и поставщиков криптовалютных услуг.

Двадцать лет назад самым разумным первоначальным ответом Конгресса на теракты 11 сентября стало принятие закона, обязывающего профессиональных посредников создавать программы по борьбе с отмыванием денег. К сожалению, год спустя администрация Джорджа Буша-младшего сделала исключения для ключевых профессий и перенацелила свои силы на войны в Афганистане и Ираке.

Сейчас администрация Байдена стремится использовать более эффективный подход к национальной безопасности, чем милитаристские попытки государственного строительства. Байден может остановить превращение Соединенных Штатов в крупнейшее в мире убежище для грязных денег и начать демонстрировать, как демократические страны могут противостоять продажным и влиятельным представителям особых интересов.

Источник: Экономические новости

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии