На Балканах назревает опасный кризис. Сможет ли Запад остановить новую войну?

Балканское государство Босния и Герцеговина стоит на пороге самого серьезного кризиса, по мнению аналитиков, со времен окончания боснийской войны 1995 года, в ходе которой были убиты тысячи людей и совершены ужасные акты этнической чистки.

Верховный представитель международного сообщества в Боснии Кристиан Шмидт ранее на этой неделе предупредил, что мирное соглашение, подписанное при посредничестве США в конце войны, может сорваться, если не будут предприняты меры, чтобы остановить сербских сепаратистов от стремления к отделению. Как информирует Эксперт, об этом пишет BBC.

Милорад Додик, сербский лидер в президентском совете Боснии, состоящем из трех человек, неоднократно угрожал отделиться от остальной части страны, которая после войны состоит из двух автономных регионов, связанных центральным правительством. На этот раз он пытается воплотить эту угрозу в жизнь, представив закон, который отделит Республику Сербскую (Сербскую Республику) от совместных государственных институтов, таких как вооруженные силы и судебные органы.

«Это равносильно отделению без провозглашения такового», — заявил Шмидт Совету Безопасности ООН, собравшемуся на этой неделе для повторного утверждения долгосрочной миссии миротворческих сил EUFOR под руководством Европейского союза.

В стране, где этнические разногласия между сербами, боснийцами и хорватами привели к совершению военных преступлений в недавней истории, такой уровень напряженности заставляет наблюдателей сильно нервничать.

«Без сомнения, это самый опасный кризис с 1995 года, который может привести к новой войне», — сказал Исмаил Чидич, президент Боснийского правозащитного центра, независимой НПО, выступающей за свободную, суверенную, демократическую и светскую Боснию и Герцеговину.

Почему это происходит сейчас?

Напряженность в отношениях между религиозными общинами сохраняется с момента окончания войны и подписания Дейтонского соглашения при посредничестве США.

Договор положил конец войне, длившейся три с половиной года, разделив государство по этническому принципу на Сербскую Республику и Федерацию, которую делят между собой боснийцы и хорваты. Эти два региона связаны между собой президентством из трех человек, международными посланниками и центральным правительством.

Никакой мирный договор не может стереть из памяти убийства, систематические изнасилования и другие ужасы, пережитые людьми во время войны, но один инцидент остается в памяти дольше других: резня в Сребренице, произошедшая между 11 и 22 июля 1995 года.

Тысячи мусульманских мужчин и мальчиков были убиты войсками боснийских сербов. Их лидеры были позже осуждены за военные преступления, а резня была признана международным сообществом геноцидом. Однако не все сербы готовы признать это.

Одним из таких людей является Додик, который был особенно раздражен недавним принятием Верховным комиссариатом закона, согласно которому каждый, кто отрицает факт геноцида, может быть приговорен к тюремному заключению.

В начале этого года он сказал об этом законе: «Это гвоздь в гроб Боснии… У Республики Сербской нет другого выхода, кроме как начать… распад».

Насколько плохи могут быть дела?

Наблюдатели опасаются, что даже если Додик не пойдет на отделение, его действия могут серьезно дестабилизировать ситуацию и привести к насилию, вынужденной миграции и ужасным страданиям простых людей.

«Граждане по всей Боснии и Герцеговине — в том числе и в Республике Сербской — боятся насилия», — говорит Арминка Хелич, политик боснийского происхождения, ныне член британской Палаты лордов и бывший специальный советник министра иностранных дел Великобритании. «Дальнейшее движение в сторону отделения, скорее всего, вызовет ответную реакцию. Распад Боснии Герцеговины мирным путем невозможен».

Хизер Стафф, советник RAMP Project, организации, специализирующейся на миграционной политике, предупреждает, что «насильственный конфликт приведет к кризису беженцев и перемещенных лиц — в 90-х и 2000-х годах мы видели, как люди бежали из Боснии в соседние страны, такие как Черногория».

Она говорит, что это регион, «где риторика порой была жесткой в отношении обращения с просителями убежища… Как будут относиться к беглецам в соседних странах?».

Последствия, конечно, будут ощущаться и за пределами Боснии и Герцеговины.

Ясмин Муянович, автор книги «Голод и ярость: кризис демократии на Балканах», сказал, что это будет «катастрофой для Европейского Союза и атлантического сообщества в целом, поскольку это будет еще один кризис безопасности на и без того крайне нестабильном юго-востоке Европы». Он отметил, что в условиях кризисов безопасности, уже существующих в Украине, Беларуси, Сирии и Афганистане, «значительное ухудшение безопасности и стабильности в Боснии — это то, что ЕС и США не могут себе позволить».

Как это часто бывает в геополитике, удар по Западу открывает возможности для таких оппонентов, как Россия и Китай. Высокопоставленный чиновник ЕС сказал CNN о своей озабоченности тем, как может быть использована эта ситуация.

«Мы застряли между молотом и наковальней. Нельзя, чтобы международное сообщество считало сербов жертвами, так как это еще больше подталкивает их и Сербию в объятия России. Но Балканы находятся на пороге ЕС. Усиление российского влияния в регионе дает им еще один плацдарм и платформу для влияния, если они захотят еще больше дестабилизировать ситуацию».

Кто виноват?

Многие на Западе в частном порядке признают, что до сих пор не смогли сделать шаг навстречу, и теперь может быть уже слишком поздно. Множество источников в ЕС, НАТО и широком европейском дипломатическом сообществе выразили сожаление по поводу исторической неспособности Запада ввести санкции или предпринять другие действия против тех, кто раздувает пламя в Боснии и Герцеговине.

«Додик и его клика сепаратистов и отрицателей геноцида последовательно умиротворялись международным сообществом в течение 15 лет. Он говорит об отделении — и движется к нему — с 2006 года», — сказал Хелич.

Муянович сказал, что хотя соседняя Сербия и Россия являются «главными архитекторами этого кризиса», он считает, что «отказ международного сообщества — в частности, стран НАТО — предпринять решительные действия, чтобы пресечь это в зародыше много лет назад» придал силы Додику и его сторонникам. Муянович указал конкретно на ЕС, который, по его словам, был «крайне неубедителен» из-за собственных внутренних разногласий, что делает блок «на данный момент во многом бездействующим фактором».

Что можно сделать?

«У международного сообщества есть четкий мандат на защиту мира в Боснии», — сказал Чидич. «Любая эскалация насилия в Боснии может нанести им огромный ущерб, поскольку они не могут позволить себе конфликт на границах НАТО, поддерживаемый Россией и связанный с китайскими и другими интересами».

Но предпримет ли что-нибудь Запад? Официальный представитель НАТО заявил «Мы призываем Россию играть конструктивную роль на Западных Балканах. Мы регулярно видим, как Россия делает обратное. НАТО работает над укреплением стабильности, безопасности и сотрудничества в регионе. Любое внешнее вмешательство во внутренние демократические процессы неприемлемо».

Очевидно, что НАТО может действовать только по приказу своих стран-членов, и нет никаких признаков того, что что-то кроме жестких слов будет сделано в ближайшее время.

Высокопоставленный представитель ЕС сказал, что среди некоторых стран-членов ЕС есть политическая воля сделать что-то более существенное, но признает, что будет очень трудно добиться согласия всех 27 стран без серьезных уступок странам внутри блока по другим вопросам.

Совет Безопасности ООН не может действовать без России, которая ранее на этой неделе проголосовала за сохранение миротворцев в Боснии и Герцеговине только после того, как имя Высокого представителя было удалено из текста резолюции, что подорвало доверие к этому офису.

Тем не менее есть некоторые основания для надежды. Муянович говорит, что страны-члены ЕС могут «ввести односторонние санкции против» Додика и его приближенных, что, по его мнению, окажет определенное воздействие.

Но дипломатия не сработала в 1990-х годах, и Чидич не верит, что она сработает сейчас. «Этот неудачный дипломатический подход привел к гибели более 100 000 человек и появлению более 1,1 миллиона беженцев», — сказал он.

Более жестким подходом могут стать санкции в сочетании с рассмотрением сепаратистских движений как европейского «вызова безопасности», сказал Хелич. «Мы должны повернуть это вспять. Чем раньше мы это сделаем, тем лучше и проще. Мы не хотим ждать годами, как это было в 1990-х годах».

Трудно представить, что ситуация в Боснии и Герцеговине улучшится в ближайшем будущем. Однако при наличии достаточной политической воли влиятельные силы могут предотвратить ее сползание к насилию.

Вопрос в том, не слишком ли отвлечены влиятельные западные страны, чтобы уделять достаточное внимание государству, которое сейчас не находится в списке их приоритетов, и даже если они готовы действовать, не обнаружат ли они, что уже слишком поздно.

Источник: Экономические новости

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии