Лукашенко в опасности: Что известно о загадочной смерти главы МИД Беларуси Владимира Макея

Внезапная смерть министра иностранных дел Беларуси обрастает множеством самых разных версий. Кто-то видит в этом «предупреждение» Александру Лукашенко, кто-то – «руку Москвы», пишет Юлия Медведева, для haqqin.az

Внезапно умерший министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей в течение многих лет был доверенным лицом непризнанного президента страны Александра Лукашенко. «Александр Лукашенко следующий?» — задают вопрос эксперты и политологи.

Журналисты отмечали его влиятельность и называли чуть ли не преемником Лукашенко. Кроме того, Макей якобы выступал против втягивания Беларуси в войну с Украиной и был связующим звеном между Лукашенко и странами Запада.

Круг тех, кому теоретически могла быть выгодна смерть важного и близкого к Лукашенко министра, может включать в себя и белорусских силовиков, и российские власти. Белорусское издание «Наша Нива» первым сообщило со ссылкой на свои источники, что Макей якобы умер от инфаркта, не обратившись вовремя к врачам..

Владимир Макей был одним из самых узнаваемых чиновников Беларуси, уступая по известности только Александру Лукашенко. За десять лет работы министром иностранных дел он нажил себе репутацию главного прозападного голоса в белорусской власти.

Смерть руководителей в любой стране всегда покрыта мраком. Кто убил Джона Кеннеди? Была ли случайной автокатастрофа, в которой погиб руководитель советской Беларуси Петр Машеров? И подобных примеров масса. А потому скоропостижная кончина главы белорусской дипломатии прямо в правительственной резиденции в Дроздах просто обязана была породить множество конспирологических версий – от отравления до самоубийства. Тем более что в свой последний день жизни он выглядел абсолютно здоровым и активным — недавно вернулся с саммита ОДКБ и собирался поехать в Польшу на мероприятия по линии ОБСЕ.

По мнению прокремлевского «политолога» Сергея Маркова, Макей «был фаворитом Запада, который мечтал видеть его на месте Лукашенко»

Большинство из них не выдерживают даже поверхностной критики, но когда для сторонников теории заговора это было важно? «Был отравлен ФСБ», — категорически утверждает один известный российско-израильский олигарх. «Он был фаворитом Запада, который мечтал видеть его на месте Лукашенко», — заявляет Z-патриот и прокремлевский «политолог» Сергей Марков.

Разброс версий как в солидном супермаркете, каждый может выбрать то, что ему по нраву и по кошельку. Накалу страстей способствует и то, что, как стало известно сегодня, на похороны Макея из Москвы приехал не его коллега Сергей Лавров, а замглавы российского МИД Андрей Руденко. Что означает этот демарш с понижением статуса представительства? Речь ведь идет о министре иностранных дел «ближайшего союзника», с которым Лавров провел в беседах много часов, мог бы и прилететь, лично венок возложить.

Да и официальная причина смерти Владимира Макея еще не объявлена.

Макея вспоминают как одного из немногих высокопоставленных белорусских чиновников, которые могли корректно вести беседы с западными лидерами, сохраняя при этом полное доверие Лукашенко

Вопрос только вот в чем. 64-летний Владимир Макей, 10 лет возглавлявший белорусскую дипломатию, а до этого 4 года руководивший администрацией президента Лукашенко, никогда не был ни прозападным, ни пророссийским. Он всегда и достаточно успешно играл ту конкретную ролевую модель, которая гармонично вписывалась в «многовекторность» белорусского президента. Единственная, кстати, разумная политика для государства, зажатого между Россией и Западом, когда принять чью-то сторону означает утратить независимость. И здесь нет ни малейшего преувеличения, эта драматическая парадигма – единственно возможная модель внешней политики Минска, за которую бился Макей.

«Никогда Беларусь не дружила и не будет дружить с кем-то за счет кого-то, в ущерб кому-то или против кого-то», — говорил он. Не забывая при случае делать и жесткие заявления в адрес Москвы, когда та пыталась жестко давить на Минск.

Иностранные дипломаты, работавшие с Владимиром Макеем на протяжении многих лет, сегодня вспоминают его как одного из немногих высокопоставленных белорусских чиновников, которые могли корректно вести беседы с западными лидерами, сохраняя при этом полное доверие Александра Лукашенко.

Сейчас всех интересует, кто придет на место Макея

«Макей с самого начала входил в ближайшее окружение Лукашенко, сначала в качестве главы администрации, а затем в качестве министра иностранных дел», — говорит Вигаудас Ушацкас, бывший министр иностранных дел Литвы. «Но он также пытался идти по тонкой грани, оставляя все варианты и двери открытыми для переговоров с Европейским союзом и Западом. И делал это до самого последнего момента».

Сейчас всех гораздо больше интересует, кто придет на место Макея, выходцем из какого клана он будет. И, главное, как сильно сможет влиять на внешнеполитические взгляды Александра Лукашенко.

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии