Как Гани в Афганистане превратился из президента в злодея, скрываясь от своего народа

Прежде чем стать президентом Афганистана в 2014 году, Ашраф Гани провел большую часть своей жизни, изучая, как стимулировать рост в бедных странах. Стипендиат Фулбрайта и доктор Колумбийского университета, он преподавал в некоторых элитных американских академических институтах, а затем работал во Всемирном банке и Организации Объединенных Наций. Позже он стал соавтором книги «Реанимация несостоявшихся государств».

Сейчас местонахождение Гани остается загадкой после того, как он покинул Афганистан в воскресенье. Сообщается, что его видели везде — от Таджикистана до Омана и Абу-Даби, а русские утверждают, что он покинул страну в сопровождении четырех автомобилей и вертолета, набитого деньгами. В Афганистане он стал злодеем: глава его центрального банка и ключевые члены его администрации публично осудили его. Попытки связаться с ним или его ближайшими помощниками не увенчались успехом. Как информирует Эксперт, об этом пишет Bloomberg.

Во многих отношениях стремительное падение Гани отражает более широкие масштабы неудач США в навязывании Афганистану правительства, которое бы пользовалось поддержкой целого ряда конкурирующих властных структур, имеющих долгую историю борьбы на поле боя, а не у избирательных урн. Хотя Гани был пуштуном, доминирующей этнической группой страны, его воспринимали как аутсайдера, которому не хватало политического чутья, чтобы объединить разрозненные группировки, и со временем он становился все более изолированным.

«Гани не был приспособлен к реалиям того, как устроен Афганистан», — говорит Кабир Танеджа, автор книги «Угроза ИГИЛ: Самая страшная в мире террористическая группировка и ее тень в Южной Азии» и научный сотрудник Observer Research Foundation в Нью-Дели. «Он либо не понимал, либо не мог понять полевых командиров, которые, по сути, являются людьми, представляющими этнические разломы».

После вторжения США в 2001 году Гани впервые за более чем четверть века вернулся в Афганистан и в течение двух лет занимал пост министра финансов в администрации, возглавляемой Хамидом Карзаем. После этого Гани стал любимцем международных организаций по оказанию помощи, выступая с лекциями, публикуя статьи в крупных газетах и выступая на конференциях. В какой-то момент его даже рассматривали в качестве кандидата на пост генерального секретаря ООН.

После неудачной попытки занять пост президента в 2009 году Гани объединился с несколькими известными афганскими политиками, включая влиятельного полевого командира, ставшего вице-президентом Абдул Рашида Достума, и пять лет спустя выиграл главный пост. Но его победа была подорвана с самого начала: Джон Керри, тогдашний главный дипломат Америки, прилетел в Кабул, чтобы выступить посредником в формировании правительства единства, которое предоставило его основному сопернику должность «главного исполнительного директора» — титул, который нигде не фигурирует в афганской конституции, разработанной по американской модели.

В 2017 году в интервью Би-би-си Гани заявил, что у него «худшая работа на земле». Тем не менее он утверждал, что афганские силы безопасности переломили ход борьбы с талибами, и коалиционные силы смогут уйти к 2021 году.

Это оказалось правдой, но не в том смысле, как он предсказывал. Администрация президента Дональда Трампа начала прямые переговоры с талибами в попытке положить конец самой долгой войне в Америке и не допустила Гани к этому процессу. Затем в этом году, после того как президент Джо Байден назначил крайний срок вывода войск на 31 августа, Гани сопротивлялся призывам отойти в сторону и позволить переходному правительству взять власть, в то время как талибы добивались военных успехов.

«Гани делал вид, что выступает за мир, но на самом деле он выступал за войну, чтобы остаться у власти, даже если это будет стоить жизни и подтолкнет талибов к возвращению к военному варианту», — сказал Омар Самад, бывший посол Афганистана в Европе и научный сотрудник Atlantic Council. «Тактика затягивания уничтожила шансы на заключение сделки, которая отстранила бы его от власти, но проложила бы путь для широкого перехода».

«Я не убегу»!

Когда талибы на выходных двинулись на Кабул, Гани заявил народу, что он избежит участи бывшего короля Амануллы Хана, который отрекся от престола и бежал в Британскую Индию в 1929 году.

«Я не сбегу!» сказал Гани на мероприятии в Кабуле 4 августа, громко повысив голос. «Я не буду искать убежища и буду служить людям».

Однако по мере того, как талибы молниеносно пронеслись по стране и двинулись на Кабул, Гани казался все более изолированным. В видеоролике, выпущенном за несколько часов до бегства, Гани призвал министерство обороны создать телефоны доверия для граждан.

Предательство

После своего бегства Гани опубликовал в Facebook сообщение о том, что он покинул страну, чтобы избежать кровопролития, что привело в ярость его кабинет министров.

«Они связали нам руки за спиной и продали страну», — написал в Твиттере Бисмиллах Мохаммади, исполняющий обязанности министра обороны Афганистана, после бегства Гани. «Будь проклят Гани и его команда».

Поскольку Гани нигде нет, бывший президент Карзай и другие афганские политики сейчас ведут переговоры с талибами в Дохе о создании нового правительства. В одном они легко договорятся: презрение к Гани.

«Ашраф Гани предал свою родину, команду и племя», — сказал в интервью афганскому телеканалу Tolo News Абдул Хак Хамад, член медиа-команды Талибана. «Такое предательство будут помнить всегда».

Источник: Экономические новости

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии