Глобальное эхо переворота в Мьянме

Среди государств Юго-Восточной Азии лидером политического беспредела стала Мьянма. С тех пор как 1 февраля там было свергнуто гражданское правительство, военные убили уже более 530 невооружённых протестующих граждан и арестовали тысячи человек.

Страна погружается в тяжёлый гуманитарный кризис, а вероятность начала гражданской войны становится всё более реальной. Эти события будут иметь серьёзные региональные и даже глобальные последствия. Об этом пишет Эксперт со ссылкой на project-syndicate.

Гражданское правительство Мьянмы во главе с Аун Сан Су Чжи и её партией «Национальная лига за демократию» (НЛД), возможно, не было идеальным, но оно пользовалось поддержкой народа. На ноябрьских выборах в прошлом году партия НЛД получила уверенное большинство, в отличие от оппозиции, которую поддерживала армия. Через несколько недель после выборов военные, действуя по приказу старшего генерала Мин Аун Хлайна, арестовали Су Чжи и других министров из НЛД и объявили о введении чрезвычайного положения сроком на год.

В Мьянме уже бывало подобное. После путча 1962 года страна почти полвека жила под властью военной диктатуры и в международной изоляции, а в 1988 году армия с кровью подавляла демократические демонстрации. Тем не менее, у нынешнего переворота есть отличие: хотя армия не сдерживает себя, избивая и стреляя в гражданское население, протестное движение, которое опирается на вынужденный альянс между гражданскими властями и вооружёнными этническими группировками, не намерено отступать.

Нельзя сказать, что это однозначно хорошая новость, потому что военная хунта точно так же не собирается сдаваться, какой бы ни была цена победы. В результате остаётся мало надежд на сохранение в Мьянме процесса политической либерализации, экономических реформ, а также прогресса в развитии, достигнутого за десятилетие гражданского правления. Напротив, страна оказалась на пороге скорого экономического краха, схлопывания государства, внутренних распрей и, возможно, даже полномасштабной гражданской войны.

Учитывая стратегическое положение Мьянмы в коридоре, который связывает Индийский и Тихий океаны (страна граничит с Китаем, Бангладеш, Индией, Лаосом и Таиландом), вооружённые действия в этом государстве могут дестабилизировать весь регион. Из-за этого кризиса уже покачнулась опора регионального порядка – Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН): её участники раскололись по вопросу, как им реагировать на события в Мьянме.

В соответствии с принципами, зафиксированными в уставе АСЕАН, Индонезия, Малайзия и Сингапур призвали к немедленному прекращению насилия со стороны военных в Мьянме, к освобождению Су Чжи и других политических заключённых, к восстановления демократического правления на основе результатов ноябрьских выборов. Однако ряд других государств, в том числе Камбоджа, Лаос и Вьетнам, предпочли сделать акцент на норме АСЕАН, которая постулирует невмешательство во внутренние дела участников этой организации.

Не случайно то, что правительства более демократических стран АСЕАН призывают отреагировать на путч в Мьянме, в то время как правительства более авторитарных стран выступают за принцип невмешательства. Тем самым становится очевидно, насколько ограниченной является региональная интеграция с участием политических режимов разных типов.

Исторически АСЕАН удавалось избегать ловушки идеологических различий, делая акцент на общих интересах и целях. Когда Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур и Таиланд основали эту группу в 1967 году, они стремились создать платформу для взаимовыгодного сотрудничества между странами, которых объединяла география; ими двигало желание создать геополитический противовес более крупным соседям.

В период с 1984 по 1999 годы число членов этой организации увеличилось с пяти до десяти. В АСЕАН вступили Бруней-Даруссалам, Вьетнам, Мьянма, Лаос и Камбоджа, что повысило авторитет этой организации как инструмента усиления роли небольших государств, а также поддержания мира и процветания. Сегодня АСЕАН представляет страны с общим населением 670 млн человек (что значительно больше, чем население Евросоюза), а их совокупный ВВП превышает $3 трлн.

Наряду с этим ростом, АСЕАН стремилась также утвердить себя в качестве силы способствующей расширению многостороннего сотрудничества. В 2000-х годах ассоциация послужила якорем для вновь создаваемых площадок – Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Региональный форум АСЕАН и, наконец, АСЕАН+3 (то есть плюс Китай, Япония и Южная Корея). Кроме того, она играет центральную роль во встречах на высшем уровне, таких как Восточноазиатский саммит, содействуя продвижению стратегического диалога и достижению целей, которые повышают доверие.

Эта деятельность помогла уберечь Юго-Восточную Азию от внешних интервенций, подобных тем, что опустошали регион во время Холодной войны. Устав АСЕАН, утверждённый в 2007 году, закрепил этот успех, создав правовой статус и институциональные рамки для данной группы стран, а также сформулировав концепцию общей безопасности, экономического процветания, усиления социально-культурных связей.

Однако, как показывает нынешний кризис в Мьянме, странам с очень разными моделями государственного управления всегда будет трудно сотрудничать на некоторых направлениях. То же самое можно сказать и в целом о международной реакции на этот переворот. США и Евросоюз ввели персональные санкции против генералов Мьянмы, в то время как демократические страны Азии, например, Индия, Япония и Южная Корея, отреагировали менее резко.

Напротив, Китай, крупнейший торговый партнёр Мьянмы, заблокировал заявление Совета Безопасности ООН, осуждающее переворот. Это решение создало ощущение, что Китай поддерживает хунту. В отместку демократические демонстранты сожгли несколько китайских заводов в Мьянме. Впрочем, Китай старается избежать полномасштабного отпора, поэтому сдерживает свою реакцию.

Западные санкции, скорее всего, произведут лишь косвенный эффект, особенно в ситуации, когда АСЕАН пребывает в нерешительности. Битва за будущее Мьянмы будет выиграна внутри этой страны. Такая перспектива пугает, потому что она означает, что невооружённым протестующим придётся противостоять готовой к бою армии. В ближайшее время трудно себе представить сценарий, в котором Мьянма сумеет избежать намного большего кровопролития.