Америка должна вернуться на позицию глобального лидера, — Project Syndicate

До тех пор, пока внешняя политика США не сумеет примирить реализм с защитой прав человека, Америка не будет иметь убедительной концепции глобального лидерства, которая могла бы выиграть в конкуренции с Китаем и Россией, уверен автор статьи. Права человека он рассматривает как инструмент для достижения этой цели.

Китай осуществляет геноцид — как это многие называют —против мусульман-уйгур в Синьцзяне, а Россия отправила за решётку диссидента Алексея Навального. Это не случайность и не совпадение. Китайцам нужен пассивный Синьцзян, потому что это один из ключевых узлов в его инициативе «Пояс и путь», охватывающей всю Евразию. А Кремлю нужно, чтобы государственные учреждения прикрывали накопление богатств гангстерской элитой страны, и поэтому он видит в Навальном главную угрозу. Об этом пишет Эксперт со ссылкой на Project Syndicate.

Обе страны находятся во власти очень нервных, авторитарных систем, которые никому не могут позволить второй шанс. Совершая свои злодеяния, обе неизбежно просчитывают, как именно будут — или не будут — реагировать США и их союзники.

В политических отношениях великих держав XXI века надёжная защита прав человека является важным рычагом, потому что грубые нарушения международно признанных норм являются ключевым методом государственного управления авторитарных режимов. И поэтому Америка не должна игнорировать то стратегическое преимущество, которое создаётся благодаря её давней приверженности принципам прав человека.

Внешнюю политику определяет иерархия потребностей. Для США вопрос не в том, должны ли права человека доминировать или вообще отсутствовать в их внешнеполитических решениях, а в том, какое место они должны занимать в выработке ответа на конкретную ситуацию.

Внешняя политика, формируемая исключительно защитой прав человека, была бы неустойчивой, поскольку вынудила бы США отказаться от базовых национальных интересов (например, поддержание мира с другим ядерными державами) и втягивала бы ведущих политиков страны в один гуманитарный кризис за другим. Однако политика, в которой фактически игнорируется права человека, довела бы США до одномерной реальной политики (realpolitik), которой отличается поведение Китая и России. Озабоченность правами человека — это то, что отличает США как великую державу от всех остальных.

Эта особенность становится тем более важной в период, когда Китай вот-вот превратится в крупнейшего торгового партнёра многих американских союзников. Если по мере роста китайского экономического влияния Америка не сможет апеллировать к базовым ценностям союзников, тогда она быстро окажется в явно невыгодном положении. Да, азиаты и европейцы много рассуждают о правах человека, но одновременно проводят безжалостную realpolitik. Однако тот факт, что они понимают необходимость разговоров о правах человека, показывает не только то, как они хотели бы выглядеть извне, но и то, как они хотели бы видеть себя изнутри.

Америка может использовать эти особенности национальной идентичности. Она может стать вдохновляющей великой державой, вокруг которой предпочли бы сгруппироваться малые и средние страны. А это невозможно сделать без определённого акцента на правах человека.

Права человека как инструмент внешней политики Америка начала применять после кровавой бойни Второй мировой войны, а затем — с удвоенной силой — после окончательного завершения Холодной войны, когда страны западной демократии одержали триумфальную победу над репрессивной советской империей. В годы Холодной войны права человека были неотъемлемой частью внешней политики, которая сочетала реализм с интернационализмом.

Да, это так, реализм был смешан с интернационализмом и озабоченностью правами человека. США проводили трезвую realpolitik и одновременно активно поддерживали Хельсинкский процесс для помощи диссидентам в советском блоке. Это особенно касается эпохи Рейгана, когда Госдепартамент во главе с госсекретарём Джорджем Шульцем был наполнен мудрыми региональными специалистами и несколькими неоконсерваторами на ключевых позициях.

После Холодной войны и злосчастных американских войн в Ираке и Афганистане американский реализм утратил свой интернационалистский характер, эволюционировав в неоизоляционизм. Прежний акцент на защите прав человека был резко ослаблен, а тема прав человека превратилась в идеологию части внешнеполитической и журналистской элиты, которая уже давно одержима гуманитарными вопросами до такого уровня, который почти исключает национальные интересы.

Этот раскол объясняется глубокой партийной поляризацией в стране: республиканцы резко сдвинулись в сторону ретроградного крайне правого национализма, а демократы столь же резко сдвинулись в сторону прогрессивных, левых глобалистов. Поскольку политический центр был утрачен, о реализме и правах человека теперь редко говорят вместе. Но до тех пор, пока внешняя политика США не сумеет примирить реализм с защитой прав человека, Америка не будет иметь убедительной концепции глобального лидерства, которая могла бы выиграть в конкуренции с Китаем и Россией.

США не способны восстановить то политическое единство, которое наблюдалось в стране во время Второй мировой и Холодной войн, а также в дальнейшем, вплоть до терактов 11 сентября 2001 года. Однако в сфере внешней политики администрации президента США Джо Байдена придётся найти компромисс между двумя крайностями — неоизоляционизмом и безудержным глобализмом. Степень активности в защите прав человека, причём в разных, конкретных ситуациях, станет, наверное, наилучшим барометром его успехов.

Роберт Д. Каплан — заведующий кафедрой геополитики в Институте исследований внешней политики. Автор 19 книг, последняя из которых — «Хороший американец: эпическая жизнь Боба Герсони, величайшего гуманиста правительства США».

Новости партнеров