Последний вызов для Ангелы Меркель: какие проблемы навалились на канцлера

Канцлер Германии соревнуется со временем, чтобы победить коронавирус, перед тем, как она уйдет с должности в сентябре 2021. Но много факторов работают против нее.

Германия отчаянно пытается сдержать новую волну пандемии, вызванную мутировавшим штаммом COVID-19. Он еще известен как «британский штамм», поскольку был впервые зафиксирован именно в Великобритании. Он появился в Германии уже в начале марта 2021 года. Сейчас большинство отделений интенсивной терапии работают на полную мощность, пишет Эксперт со ссылкой на CNN.

Количество умерших уже более 80 тысяч человек. И пока Британия продвигает в мире свой план восстановления (но он усилен массовой вакцинацией, что не все могут себе позволить – 24), а Штаты ждут «лета свободы», немцы сидят в очередном локдауне. «Первый ответ Германии был решительным, успешным, поддержанным наукой», – сказал CNN Кай Арцгаймер, политолог из Университета Майнца.Тогда страна и, в частности сама Меркель, получила высокую оценку за борьбу с коронавирусом. И это неудивительно, потому что Германия имеет хорошую медицинскую систему и много кроватей. В общем, тогда эпидемию держали под контролем и даже принимали больных из других стран, например, из Франции.

Арцгаймер считает, что этот первый успех успокоил политиков, которые «очень неохотно вводили ограничения». Меркель постоянно с этим боролась, ссылаясь на данные науки. Но такой подход сталкивался с проблемами в провинции. Убедить лидеров всех 16 федеральных земель Германии было практически нереально. А именно они отвечают за реализацию политики кабинета Меркель.

Последний год своей каденции Меркель боролась с пандемией / Фото Anadolu Agency

В конце марта канцлер сдалась и была вынуждена отказаться от нового жесткого карантина на период католической Пасхи. По ее мнению, он требовался из-за широкого распространения нового варианта вируса из Великобритании. Наткнувшись на жесткую критику, она отменила локдаун, «потому что его невозможно выполнить». И признала, что это была лишь ее ошибка.

Столица начинает борьбу

Проблема в том, что во многих регионах проходили локальные выборы. Или еще будут проходить, и внедрять ограничения значило терять голоса. Даже если эта потребность была утверждена врачами и эпидемиологами. Баден-Вюртемберг и Рейнланд-Пфальц уже их провели, христианские демократы проиграли в обоих.

«Людям это надоело, политики об этом знают, – сказал Вольфганг Меркель (никакого отношения к канцлеру), профессор политологии из Университета Гумбольдта в Берлине. – Они боялись, что терпение людей иссякнет».Оказавшись в такой ситуации, Меркель была вынуждена начинать борьбу в том числе за свое наследие. Как многолетний лидер, она всегда поддерживала консенсус и «руководство изнутри», но на этот раз такие методы не сработали.

Недостатком можно считать слишком децентрализованную систему Германии, которая предусматривает много возможностей вето со стороны регионов. В ответ на это Меркель предложила новый федеральный закон, который предоставляет полномочия федеральному правительству для введения ограничений.


​Но региональная политика позволила вирусу расти снова / Фото Vox

Его еще должен утвердить парламент, но основные пункты такие: меры автоматически усиливают там, где заболеваемость COVID-19 за неделю превысила отметку в 100 человек на 100 тысяч населения. Некоторые политологи считают главной ошибкой Меркель долгое ожидание для внедрения такой легислатуры.

Этот процесс мог быть осуществлен еще осенью прошлого года, но вместо этого мы говорили о больницах, цифрах, смерти людей. Но ничего не решали,
– подчеркнул для CNN Геро Нойгебауэр, политолог из Берлинского свободного университета.

Меркель подчеркнула: чтобы остановить третью волну коронавируса, нужно сосредоточить все ресурсы и усилия страны и работать еще лучше, чем до того. «Нельзя оставлять наших врачей и медсестер одних, нельзя игнорировать экстренные звонки. Они не могут победить этот вирус самостоятельно. Даже имея лучшее оборудование», – подчеркнула Меркель.

Сохранение хорошего наследия

Через пять месяцев, Меркель уйдет с должности, и именно сейчас решается, как ее запомнят немцы. Она говорила, что надеется «худшее будет позади, когда я покину офис». Главное обещание: до сентября предложить всем по крайней мере одну дозу вакцины (первый дедлайн – до конца июня – уже провален). Но из-за проблем со снабжением она сейчас под большим вопросом.

Если вы спросите меня, когда все пошло не так, то это неудача ЕС с закупкой вакцин. Это был триггер, политики Германии начали нервничать,
– размышляет Вольфганг Меркель.

Страна частично сама виновата

Впрочем, это не снимает вины с Берлина, потому что Германия некоторое время возглавляла Совет Евросоюза, имела представителей в Еврокомиссии. Канцлер признавала проблемы с развертыванием вакцинации. Репутация федерального правительства подверглась удару, хотя рейтинги самой Меркель еще относительно высокие. Но поднялась новая проблема – доверие к тому, как Германия борется с пандемией, снизилось среди населения, добавляет Арцгеймер.

Меркель не так хотела все закончить, даже если большая часть вины лежит на региональных лидерах. Ее теперь часто сравнивают с двумя другими немецкими лидерами после Второй Мировой: Конрадом Аденауэром и Гельмутом Колем.

Оба отбыли четыре срока, но «система показала слабость, позволив канцлерам работать бессрочно», сказал Вольфганг Меркель. Последние два года каждый из них «уже не имел большого влияния на политику». Аденауэр был канцлером возрождения, при Коле упала Берлинская стена. Наследие Меркель пока определено гораздо менее точно.

Канцлер евроинтеграции, канцлер беженцев, победившая пандемию? Но болезнь, скорее всего, будет существовать и после сентября 2021.