Ближний Восток становится практически непригодным для жизни

Этим летом несколько живописных стран Ближнего Востока превратились в огненную бочку. Из-за экстремальных температур и сильных засух в регионе горели леса, а города превратились в очаги невыносимой жары. В июне в Кувейте была зафиксирована температура 53,2 градуса по Цельсию (127,76 градуса по Фаренгейту), а в Омане, Объединенных Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии — более 50 градусов (122 градуса). Месяц спустя температура в Ираке поднялась до 51,5 градуса (124,7 градуса), а в Иране — до 51 градуса (123,8 градуса).

Хуже всего то, что это только самое начало тренда. Потепление на Ближнем Востоке вдвое превышает среднемировой уровень и к 2050 году потеплеет на 4 градуса Цельсия по сравнению с отметкой в 1,5 градуса, которую ученые предписали для спасения человечества. Всемирный банк утверждает, что экстремальные климатические условия станут обычным явлением, и регион может столкнуться с четырьмя месяцами палящего солнца в году. По данным немецкого Института Макса Планка, многие города на Ближнем Востоке могут стать буквально непригодными для жизни еще до конца века. И регион, опустошенный войной и погрязший в межрелигиозных противоречиях, может оказаться совершенно неподготовленным к решению проблем, угрожающих его коллективному существованию. Как информирует Эксперт, об этом пишет Foreign policy.

Поскольку регион разделен на имущих и неимущих, именно бедные соседи богатых нефтью стран первыми столкнулись с социальными беспорядками из-за отсутствия основных бытовых удобств, таких как вода и электричество, в которых люди отчаянно нуждаются, чтобы пережить экстремальную жару. Эти страны управляются неэффективными правительствами, автократами или клерикалами, имеют обветшалую энергетическую инфраструктуру и глубоко укоренившиеся структурные недостатки, которые блокируют продвижение и технологические инновации в области возобновляемых источников энергии. По мнению экспертов, политические и экономические реформы, укрепляющие институты и способствующие свободному ведению бизнеса, необходимы для сокращения выбросов углекислого газа и обеспечения перехода к экологически чистой энергии на Ближнем Востоке.

За последние три десятилетия выбросы парниковых газов в регионе выросли более чем в три раза и вызвали обеспокоенность экспертов тем, что резкое повышение температуры, с одной стороны, и отсутствие базовых услуг, с другой, делают регион более безнадежным и опасным местом.

Йос Леливельд, эксперт по климату Ближнего Востока и Средиземноморья в Институте Макса Планка, сказал, что Ближний Восток обогнал Европейский Союз по выбросам парниковых газов, хотя он «особенно сильно страдает» от изменения климата. «В ряде городов Ближнего Востока температура воздуха превысила 50 градусов Цельсия», — сказал Леливельд. «Если ничего не изменится, в будущем в городах может установиться температура в 60 градусов по Цельсию, что будет опасно для тех, у кого нет доступа к кондиционерам».

Кондиционеры стали роскошью даже для относительно богатых людей в таких странах, как Иран, Ирак, Ливан, Сирия и Йемен. В этих странах, обремененных войной, западными санкциями или своекорыстной правящей элитой, происходят масштабные протесты против отсутствия базовых услуг по мере повышения температуры и засухи. Сцены социальных волнений позволили заглянуть в будущее региона, который наиболее остро ощущает влияние меняющегося климата.

В Ираке рекордная жара в прошлом месяце вытолкнула людей на улицы. Они перекрывали дороги, жгли шины и в гневе окружали электростанции, которые пришлось охранять вооруженным силам. По иронии судьбы, богатая нефтью Басра на юге Ирака испытывает одни из самых длительных перебоев с электричеством и стала эпицентром демонстраций, в ходе которых погибли по меньшей мере три иракца. По мнению экспертов, политическая нестабильность является основной причиной кризиса в Ираке.

В Ливане в этом месяце разворачивался похожий сценарий. Ливанцы уже столкнулись с множеством кризисов и разочарованы бездействием политической элиты. Когда запасы топлива сократились, по всей стране начались беспорядки. Одни грабили бензовозы, другие разграбляли электростанции, третьи проносили на заправочные станции огнестрельное оружие, чтобы опередить сотни людей в очереди. Отключения электроэнергии на три часа были обычным делом в Ливане после окончания гражданской войны в 1990 году. Но по мере того, как в 2019 году экономика рухнула, отключения стали более продолжительными, а генераторы — громче, ревя на всю страну. 12 августа центральный банк отменил субсидии на топливо, и генераторы иссякли. Свет погас, и даже жители богатых районов, привыкшие к кондиционерам, были вынуждены бороться со знойной жарой. Местная пресса сообщала о почти ежедневных стычках между людьми на заправках, что потребовало присутствия ливанской армии для наблюдения за распределением топлива и поддержания мира. В одном случае конфискованный бензовоз взорвался и убил почти 30 человек, когда ливанская армия раздавала бензин. По словам врачей, тела погибших были обуглены до неузнаваемости.

Политический класс Ливана цепляется за власть и отказывается проводить реформы, чтобы перестроить высоко субсидируемый, но убыточный сектор электроэнергетики. Эксперты говорят, что Ливан обладает огромным потенциалом, чтобы не только сделать отрасль прибыльной, но и направить эти доходы на диверсификацию энергетического баланса и использование энергии ветра и солнца. Грамотная политика не только принесет передышку в жаркие месяцы, но и сократит выбросы углекислого газа и, следовательно, общее глобальное потепление.

В 2017 году в Иране была зафиксирована самая жаркая официальная температура в регионе — 54 градуса по Цельсию (129,2 градуса по Фаренгейту), а в прошлом месяце она превысила 50 градусов (122 градуса). Однако периодически повторяющиеся засухи сделали гидроэлектростанции страны ненужными и, в свою очередь, вызвали спад производства в то время, когда спрос на электроэнергию растет. В июле в разных городах Ирана вспыхнули протесты, некоторые демонстранты скандировали «Смерть диктатору» и «Смерть Хаменеи», имея в виду аятоллу Али Хаменеи, верховного лидера Ирана и самого влиятельного человека в стране.

В провинции Хузестан на юго-западе Ирана люди перекрыли дороги и жгли шины в знак протеста против нехватки воды. По меньшей мере трое протестующих были убиты, предположительно, в результате обстрела со стороны сил государственной безопасности, в то время как правозащитники утверждают, что их число выше. Human Rights Watch заявила, что «на видеозаписях, распространяемых в социальных сетях, видно, как сотрудники служб безопасности используют огнестрельное оружие и слезоточивый газ и стреляют в сторону протестующих», и призвала расследовать гибель людей.

Засухи в Сирии в период с 2006 по 2011 год углубили социально-экономический разрыв между сельскими и городскими районами и, как считается, стали одной из причин, приведших к гражданской войне в Сирии. В Йемене затяжная война, по-видимому, усугубила водный кризис. Подземные источники пресной воды в Йемене быстро иссякают, в результате чего страна страдает от жары. Ежегодная доля воды на душу населения составляет всего 120 кубометров, в то время как в мире на душу населения приходится 7500 кубометров. До войны министерство водных ресурсов Йемена накладывало условия на бурение скважин, но во время конфликта проконтролировать это было невозможно. За последнее десятилетие Йемен быстро истощил свои и без того скудные запасы пресной воды.

Йохан Шаар, старший научный сотрудник Стокгольмского международного института исследования проблем мира, утверждает, что региональное сотрудничество может смягчить водный кризис и уменьшить углеродный след региона. «Самое важное с точки зрения регионального сотрудничества — договориться об использовании и управлении общими водными ресурсами, которые станут более дефицитными и более изменчивыми из-за экстремальных погодных явлений, как рек, так и подземных вод», — сказал Шаар, специализирующийся на изменении климата. «Существует мало двусторонних трансграничных соглашений по воде и нет бассейновых соглашений по рекам, разделяемым несколькими странами. Совет министров водных ресурсов при Лиге арабских государств несколько лет назад разработал проект региональной конвенции по совместным водным ресурсам, но он так и не был ратифицирован».

Вместо того чтобы сотрудничать в использовании общих ресурсов, регион погряз в конфликтах. «Никто из них не вкладывает более чем незначительные средства в сокращение выбросов парниковых газов», — сказал Шаар. «Кроме того, конфликты, нестабильность и санкции влияют на их потребности и способность адаптироваться. Конфликт приводит к перемещению и обнищанию населения, делая его более уязвимым к последствиям изменения климата. Нестабильность сокращает ресурсы и политическое пространство для долгосрочного планирования и инвестиций, необходимых для адаптации.»

Связь между изменением климата и революциями и войнами «арабской весны» является предметом жарких споров. Но есть четкие и неоспоримые связи между плохим управлением, экологической бесхозяйственностью, урбанизацией и городскими волнениями в общинах, плохо обеспеченных водой, кондиционерами и другими удобствами. Мысль о том, что произойдет в этих городах по мере того, как изменение климата ухудшит условия жизни, если стандарты управления останутся прежними, пугает. «Изменение климата и, как следствие, усиление экстремальных погодных условий усугубляют проблемы, вызванные региональными конфликтами, например, создают дополнительные стимулы для миграции людей», — сказал Леливельд.

Источник: Экономические новости

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии