Иранские ядерные объекты под ударом: что произошло и какова судьба переговоров

Иранский ядерный объект Натанз был атакован 11 апреля и может на некоторое время прекратить обогащение урана. Между тем продолжаются ядерные переговоры по возвращению США и Тегерана к выполнению соглашения – Совместного всеобъемлющего плана действий.

Натанз уже не первый раз становится объектом нападения, поскольку это крупнейший центр обогащения урана в стране. Однако это нападение совпало по времени с переговорами в Вене, в которых принимают участие Иран, Великобритания, Франция, Германия, Россия, Китай и США. На этих переговорах рассматривают условия, на которых Соединенные Штаты могут вернуться в Совместный всеобъемлющий план действий (или же СВПД, он же – JCPOA). Теперь главный вопрос – продолжатся ли они вообще? Об этом сообщает Эксперт со ссылкой на 24 канал.

Ночные подземные взрывы: что произошло в Натанзе

Сначала речь шла о кибератаке, которая просто отключила электроэнергию на ядерном объекте. Впрочем, как стало известно изданию Walla News и было подтверждено самой атомной организацией Ирана, на самом деле в Натанзе прогремели взрывы под землей. Именно там, где на центрифугах обогащают уран для дальнейшего использования в мирных (или военных) целях. Несколько центрифуг, сцепленных вместе, называют каскадом.

Важно. Бомбу там заложили специально и за некоторое время до детонации. Жертв и экологического загрязнения не было, а вот обогащение урана (Иран поднял его до 20%, выполняя принятый парламентом закон) может быть приостановлено.

The New York Times предоставляет данные об «отбрасывании ядерной программы Ирана назад на 9 месяцев», но есть обоснованные мнения, что такие данные – преувеличение.

Кстати, об этом уже существует шутка у местных аналитиков: мол, «западные источники в спецслужбах» могут жить не дальше западного Тель-Авива.

Далее начался пожар. Потом в одном месте упал потолок и мощности выключились. Пока не очень понятно, насколько серьезно Натанз пострадал, но он работает на аварийной электросистеме. Спикер АОИ (атомной организации Ирана) Беруз Камальванди серьезно травмировался, когда приехал оценить повреждения. Он упал в яму, которую прикрыли алюминием. Скорее всего, такой «кратер» образовался как раз после детонации.


Лидеры Ирана осматривают новые центрифуги / Фото CBS News

Тегеран уверяет, что «обогащение продолжается тем же темпом», но проверить это пока невозможно. В июле 2020 года другой удар уничтожил наземную часть комплекса, где собственно эти центрифуги строят и тестируют.

По данным CNN, глава армии Израиля Авив Кохави намекнул на участие своей страны в атаке на иранский ядерный сектор.

«Операции на всем Ближнем Востоке не скрыты от глаз врагов», – сказал он.

Новый удар Моссада

Источники израильских СМИ анонимно говорят, что это была спецоперация Моссада – знаменитой разведки Израиля, которая давно имеет разветвленную сеть в Иране. Настолько владеющей информацией, что во время убийства главного физика-ядерщика Мохсена Фахризаде 27 ноября 2020 года нападавшие точно знали место и время. Сам ученый тогда ехал в бронированном конвое.

Несмотря на иранские заявления о «мирном атоме», Израиль считает Иран «экзистенциальной угрозой», потому что его лидеры постоянно призывают к уничтожению еврейского государства. Против «ядерки» Ирана и ее лидеров часто проводились израильские операции и точечные ликвидации (включая убийство 4 ведущих ядерщиков – 24 канал).

Впрочем, программа все равно только лишь набирает обороты.

Как Иран приближает день Х и в чем его слабость

Ситуации также предшествовало и открытие президентом Ирана Хасаном Рухани новых – конечно, запрещенных СВПД – центрифуг IR-9 на День ядерных технологий. Хотя официально Ирану можно работать только со старыми и медленными IR-1.Обратите внимание! Так называемое «время до первой бомбы» сократилось с одного года до нескольких месяцев. Дело в том, что дойти до первых 20% обогащенного урана очень сложно, тогда как до оставшихся 80% – очень легко. А дальше уран становится обогащенным достаточно, чтобы стать материалом для оружия.

Производит Иран и металлический уран, необходимый для боеголовок, хоть и в очень маленьком количестве (но это все равно запрещено условиями соглашения – 24 канал). Некоторые радиоактивные частицы МАГАТЭ находила в локациях, которые не были ранее частью ядерных инспекций.

Тегеран отказался это объяснять и ограничил доступ инспекторов. Если за следующие три месяца сдвигов по соглашению не будет, записи с камер будут удалены, а выполнение дополнительного протокола (согласие на добровольные дополнительные проверки – 24 канал) будет отозвано полностью.

Стоит знать, что большинство иранских ядерных баз и так уже расположены либо под землей, либо в глубоких туннелях в горах. Таким, например, является объект Фордо, спрятанный на 80 метров вглубь. Он может быть неприступным даже для разрушительной силы американских бомб с точным наведением, которые при других условиях разрушают бункеры. Его слабое место, уверены эксперты, – внутренний саботаж.


Карта ядерных объектов Ирана: реактор тяжелой воды, заводы обогащения / Карта DW

Несмотря на это, пишет BBC, ядерная инфраструктура остается уязвимой на трех фронтах: кибератаки, физическое нападение и саботаж. Израиль хорошо знает, как использовать их в свою пользу. Например, Натанз атаковали уже и извне и изнутри. Для защиты Иран использует местную систему ПВО «Бавар-373», переработанную из российской С-300.

Суть самого ядерного соглашения была проста: Иран не делает шагов к ядерному оружию, выполняет все условия, в ответ получает снятие санкций и возможность торговать. Подобные встречи, с другой стороны, очень редко бывают простыми. А после Натанза дело стало еще сложнее.

Дипломатия стала сложнее: выживет ли ядерное соглашение

Инцидент произошел именно тогда, когда в Иерусалим прилетел министр обороны США Ллойд Остин. Неясно, предоставлял ли Израиль Штатам какую-либо предварительную информацию по атаке. Потому что если нет, то это ставит Вашингтон в довольно сложное положение и подрывает шансы спасти СВПД.

Из всех заинтересованных сторон лишь Израиль выступает резко против продления действия ядерного соглашения. Последняя атака вполне могла быть отчаянным шагом, чтобы свалить не саму программу (ее так просто не остановишь), а именно возврат Штатов за стол переговоров с Ираном. Если с Тегерана не снимут санкции – будет еще лучше, по мнению Иерусалима. Иранская сторона оценила, что против нее с 2018 года и ранее уже ввели 1500 ограничений.


Министр обороны США в Израиле, но спасти соглашение становится все сложнее/ Фото Times of Israel

Тем временем война с земли перешла на море: израильские корабли, которые возят грузы, часто атакуют морские силы Корпуса стражей исламской революции (КСИР), после чего следует «месть». Впрочем, сейчас, пока еще есть призрачная надежда на ослабление болезненных санкционных ограничений, Иран может отложить вооруженный ответ. Или сделать его не настолько громким, чтобы спровоцировать новый региональный конфликт (как это уже было с США).Интересно. В самом Израиле некоторые считают, пишет NYT, что взрывы в Натанзе служили больше внутренний целью Биньямина Нетаньяху, который пытается собрать коалицию после четырех подряд выборов и находится под судом за вероятную коррупцию.

Из-за всего этого задача рабочих групп в Вене становится еще сложнее: как уговорить Иран, переживший глубокое проникновение в свою безопасность и стратегический сектор, продолжить договариваться?

Санкционный тупик

Стоит отметить, что первые раунды прошли хорошо. Вашингтон даже публично объявил о желании снять некоторые санкции. Однако Иран твердо стоит на своем: пока все 1500 не будут сняты, говорить о возвращении к СВПД не стоит. Заметим, что некоторые были наложены за нарушение прав человека и не касаются ядерной тематики. Поэтому их снятие может вызвать оппозицию в Конгрессе США.

Между тем, обогащение урана, строительство ракет, союз с Сирией и поддержка шиитских ополчений в Газе, Ливане, Ираке продолжается. У Байдена понимают это и планируют идти по следам Трампа: предлагать новое соглашение, которое будет включать эти вопросы. Впрочем, у предыдущего лидера Америки с этим ничего не получилось.

После 2018 года, когда 45-й президент США Дональд Трамп вышел из соглашения, европейские страны обещали, но так и не предоставили Ирану экономические гарантии и компенсацию за новые санкции. В Тегеране на это ответили нарушением почти всех технических правил СВПД. Брюссель и другие столицы ЕС побоялись «нарваться» на санкции США из-за ведения бизнеса с Ираном.

Пока две столицы смотрят друг другу в глаза, спрашивая: кто моргнет первым? Иранское недоверие пока лишь растет, особенно у великого аятоллы Али Хаменеи и его окружения. В июне 2021 года Иран ожидают выборы президента, где большой шанс выиграть имеет консервативный кандидат.

Это сделает возвращение к СВПД почти невозможным. Некоторые европейские дипломаты, пишет NYT, «считают, что соглашение фактически мертво». Так что перспектива пока непонятная.

Новости партнеров