Китай может дорого заплатить за репрессии в Гонконге

HONG KONG, CHINA - 2021/03/01: Pro-democracy protesters hold placards in support of the arrested activists outside the West Kowloon Court in Hong Kong. 47 pro-democracy activists charged with conspiracy to subvert state powers under the National Security Law attend their first court hearing as thousands of supporters show their support outside the court building. (Photo by Miguel Candela/SOPA Images/LightRocket via Getty Images)

Для народа Гонконга год быка начался мрачно. 16 февраля девять демократических активистов, в том числе 82-летний Мартин Ли, уважаемый, давний лидер Демократической партии Гонконга, предстали перед судом по обвинению в проведении незаконного митинга.

Неделю спустя правительство Гонконга объявило о вступлении в силу нового закона, согласно которому лишь «патриоты» смогут работать в окружных советах города. Это самый нижний уровень аппарата городской администрации, где обязанности варьируются от уборки улиц до организации дорожного движения. По всей видимости, это приведёт к исключению демократически избранных членов советов, а также к дисквалификации будущих кандидатов, признанных нелояльными к правящей Коммунистической партии Китая (КПК). Об этом сообщает Эксперт со ссылкой на Project-syndicate.

Наконец, 28 февраля в бывшей британской колонии были проведены самые масштабные репрессии с момента введения здесь Китаем в июле прошлого года драконовского закона о национальной безопасности: на основании этого закона власти Гонконга обвинили 47 лидеров городского демократического движения в «заговоре с целью свержения власти». Поскольку этот закон меняет судебные процедуры с целью гарантировать обвинительный приговор, активистам грозит перспектива многолетнего тюремного заключения.

Сразу несколько соображений могли сподвигнуть председателя КНР Си Цзиньпина на усиление репрессий в Гонконге. Прежде всего, появились признаки того, что закон о национальной безопасности вселил страх перед властью в когда-то непокорный город. Это могло придать уверенности Си Цзиньпину, чтобы на волне успешного натиска деспотизма попытаться обезглавить демократические силы Гонконга.

Кроме того, сдержанная реакция Запада на введение Китаем закона о национальной безопасности (пока что она ограничивается дипломатическим осуждением и санкциями против небольшого числа высокопоставленных чиновников Китая и Гонконга) практически никак не повредила правительству в Пекине. Китайские лидеры, похоже, провели некую черту в отношениях с новым президентом США Джо Байденом: суверенные прерогативы Китая в Гонконге и западной провинции Синьцзян не могут быть предметом переговоров. В этих регионах Китай будет делать всё, что ему угодно, несмотря на предостережение Байдена о «последствиях» за нарушения прав человека.

Однако Си, возможно, недооценивает последствия своих действий в Гонконге. Новая волна преследований демократических активистов, а также отсутствие жестов доброй воли, которые помогли бы Китаю улучшить отношения с США, почти несомненно ужесточат позицию Байдена.

Пока что администрация Байдена хочет избежать лобового столкновения с Китаем, потому что её внимание приковано к внутренним приоритетам, таким как борьба с пандемией Covid-19 и помощь восстановлению экономики. Советники Байдена сейчас раздумывают над наилучшим подходом к Китаю, однако усиление репрессий КПК в Гонконге ослабит защитников более тонких и менее конфронтационных подходов, одновременно подтверждая правоту тех, кто убеждён, что изменить поведение Китая может только жёсткая позиция.

Когда 47 демократических активистов будут приговорены к длительному тюремному заключению, у администрации Байдена не останется иного выбора, кроме как заставить Китай заплатить за эти действия. Узкое окно возможностей стабилизации американо-китайских связей (а такая стабилизация соответствует китайским интересам), скорее всего, закроется, и двусторонние отношения возобновят опасное скатывание вниз по спирали.

В этот момент, благодаря китайским репрессиям в Гонконге, Байдену будет значительно проще привлечь колеблющиеся демократические страны Запада к себе в союзники. Сегодня многие европейские страны не спешат превращаться в полноценных партнёров новой антикитайской коалиции во главе с США. И дело не только в их широких коммерческих интересах в Китае, но и в их опасениях, что безудержное американо-китайское геополитическое соперничество может погрузить мир в новую холодную войну, нарушить нормальную работу и фрагментировать мировую экономику, уничтожить любые надежды на борьбу с изменением климата.

Однако в конечном итоге европейские лидеры несут ответственность перед избирателями, для многих из которых крайне важны права человека: они уже требуют ужесточить политику в отношении Китая. Не пройдёт много времени, как, например, Германия и Франция окажутся в положении, когда в условиях усиливающегося американо-китайского противостояния они больше не смогут продолжать политику на основе стратегического нейтралитета в попытке защитить свои экономические интересы в Китае. Когда европейские демократии, наконец-то, присоединятся к зарождающейся антикитайской коалиции Байдена, это станет заслугой не Америки, а Си Цзиньпина.

Такая коалиция способна нанести Китаю болезненный урон за его действия в Гонконге. Да, в краткосрочной перспективе Америка и её союзники не смогут с лёгкостью подорвать китайские усилия, направленные на превращение Гонконга в финансовый центр, способный соперничать с Нью-Йорком и Лондоном; дело в том, что финансовые санкции, например, запрет на инвестиции в компании с листингом на Гонконгской бирже, приведут к хаосу на мировых рынках. Тем не менее у этой коалиции есть масса других способов прижать Китай.

Исключение Китая из глобальных технологических производственных цепочек сейчас выглядит немыслимым, но может стать реальностью, если эта коалиция договориться о создании нового механизма, аналогичного Координационному комитету по многостороннему экспортному контролю (CoCom), который перекрыл трансфер западных технологий в страны советского блока во время Холодной войны. Кроме того, демократические страны Запада могут лишить китайских лидеров международного престижа, к которому те стремятся, свернув обмен на высшем уровне и энергично оспаривая китайское влияние в многосторонних организациях. Предоставление убежища жертвам китайских репрессий в Гонконге станет одновременно и гуманитарным жестом, и мощным упрёком китайской политике.

Можно не сомневаться, что китайские лидеры знали обо всех этих последствиях, взвешивая варианты действий в Гонконге. Они остановили свой выбор на ультра-жёстком курсе, потому что уверены, что смогут вынести его издержки. И пока что этот гамбит им удаётся. Однако не исключено, что, бросив перчатку новой администрации США и её союзникам, Китай переиграл сам себя.