Байден предложил свой «план спасения Америки»

Спустя 364 дня после того, как Всемирная организация здравоохранения объявила о начале глобальной пандемии, а президент Дональд Трамп разъяснил из Овального кабинета «беспрецедентные ответные меры нашей страны на эпидемию коронавируса, начавшуюся в Китае», его преемник Джо Байден заявил: «Ученые ясно дали понять, что ситуация вновь может ухудшиться».

Об этом сообщает Эксперт со ссылкой на ИноСМИ.

Впервые после своего вступления в должность президента Байден вновь вернулся к той роли, которую он играл столь часто, но никогда столь заметно, а именно к роли трибуна белого среднего класса, откровенно выражающего консенсус Демократической партии и американской элиты, которую он сейчас олицетворяет. В ходе своего обращения он ни разу не употребил то выражение, которое он так часто использовал, будучи вице-президентом, сенатором, а также во время предвыборной кампании, которая привела его к президентству, однако он вполне мог озаглавить свою речь «Расклад такой».

Во-первых, президент Байден, который в своей инаугурационной речи делал акцент на «единстве», разъяснил реалии: он неодобрительно относится к своему (безымянному) предшественнику, чья администрация «испытала на себе удар вируса, который был встречен молчанием и распространялся беспрепятственно, который [власти] отрицали дни, недели, а затем месяцы», и Байден искренне счастлив «подписать План спасения Америки — исторический законодательный акт, позволяющий оказать немедленную финансовую помощь миллионам людей. Он включает в себя прямые выплаты в размере 1400 долларов», а в целом этот наспех разработанный пакет поддержки экономики составит почти 2 триллиона долларов.

Во-вторых, хотя этот вирус «беспрепятственно» распространялся по стране в течение нескольких «месяцев», Байден в своем обращении заявил о том, что он разделяет точку зрения архитектора такого подхода к вирусу: «Послушайте доктора Фаучи». Ничуть не смутившись, человек, пробывший в должности президента всего 50 дней, заявил: «Скоро страна будет вакцинирована». Пока фигура президента Трампа мелькает в тени пальм Флориды, президент Байден не оставил никаких сомнений в том, что вражда между ними чрезвычайно глубока, — особенно если учесть, что Трамп продолжает поигрывать своими политическими мускулами и все еще надеется вернуться к своим верным сторонникам.

Президент Байден также ответил на скрытую критику того курса, которым Соединенные Штаты следовали последние 12 месяцев.

«Фото и видео, снятые в 2019 году, выглядят так, будто их сделали в какую-то другую эпоху», — сказал президент, добавив, что «жестокие преступления на почве ненависти против американцев азиатского происхождения, которых атаковали, запугивали, обвиняли и из которых делали козлов отпущения», неприемлемы. Он не стал отвечать на критику того, что истеблишмент превысил свои полномочия в его ответных мерах против covid-19, что повлекло за собой разрушительные последствия, и не стал объяснять общественности ежедневный акцент своей администрации на «справедливости» — еще одно модное словечко в корпоративной Америке. Как пишет Уэсли Янг (Wesley Yang), «справедливость — это такое слово, которое означает справедливое и беспристрастное отношение и значение которого сейчас настолько извращено, что оно стало ближе к своей полной противоположности».

Далее, хотя Байден не назвал их имена, он озвучил свое желание стать духовным наследником президента, который правил страной в момент его рождения, то есть Франклина Делано Рузвельта, а также президента Линдона Бейнса Джонсона — то есть исполинов истории Демократической партии. Оба эти президента пришли к власти на фоне трагедий и волнений, и оба они достигли статуса отцов нации — Рузвельт сделал это с триумфом, Джонсон — столкнувшись с массой трудностей.

Излагая свой план, Байден говорил о таких вещах, которые вызывали в памяти скорее образ Джонсона.

От ударов в Сирии до программы помощи в духе программы Джонсона «Великое общество» — она позволит «сократить детскую бедность наполовину, по словам экспертов», сообщил он, — Байден обрисовал основные черты своего президентства. Образцом ему будет служить не Рузвельт — и не Рейган, — образцом для него станет Линдон Джонсон: поборник системы, добившийся всего самостоятельно, военный президент, президент, выступающий за расовую справедливость, президент, готовый тратить средства на нужды общества, и президент-центрист, пользующийся поддержкой обеих партий. Он человек, безусловно, одаренный, человек, способный на невероятный триумф, но одновременно с этим человек, который, как и Джонсон, вряд ли сможет удержаться во власти два срока подряд. Байден даже намекнул на своего рода семена поражения, в конечном счете настигшие Джонсона, который в конечном счете сочинил плаксивый эпилог, отказавшись переизбираться. Объявляя о готовящейся поездке по стране, в некотором смысле ностальгической, президент сказал, что будет говорить «непосредственно с вами». Байден пообещал «рассказать правду о том, как план спасения Америки отвечает текущим нуждам, и, если он провалится, я признаю, что он провалился».

Но он пообещал, что план не провалится.

Байден сказал, что страна сможет вернуться к более или менее нормальной жизни — нормальной жизни, которую он обещал еще до пандемии, будучи центристом-триумфатором в Демократической партии, которую клонило влево, — к 4 июля. Если Байден сумеет выполнить свое обещание о том, что все взрослое население страны получит возможность вакцинироваться к маю, нас ждет лето, полное радости.

Однако за несколько часов до того, как в четверг, 11 марта, президент сказал, что история сохранит в памяти то, как мы «преодолели один из самых тяжелых и самых мрачных периодов в истории нашей страны», «самый мрачный, который мы когда-либо видели», представитель министерства обороны резко высказался в адрес ведущего ток-шоу — не ровни, но все же соотечественника-американца с миллионами подписчиков и потенциального соперника в 2024 году, — и сделал это прямо из здания Пентагона — из головного мозга вооруженных сил США. «Нам необходимо помнить, что правительство — это не какая-то иностранная сила, находящаяся в далекой столице. Нет, это мы. Все мы. Мы, народ».

Поскольку в Вашингтоне сейчас все еще находится такое количество военных, которого страна не видела со времен Гражданской войны, — таков ответ правительства на то, что оно называет ключевой проблемой, то есть на проблему внутреннего экстремизма, — демонстрировать единство, возможно, будет крайне сложно. Дональд Трамп появился не из ниоткуда, и его президентство — что подтверждается его стремлением вернуться — вряд ли решило те проблемы, существование которых позволило ему прийти к власти.

Настоящее всегда начинается в прошлом.

Курт Миллз — старший репортер издания The American Conservative, освещающий вопросы национальной безопасности, предвыборную кампанию 2020 года и президентство Трампа