Жуткое лето Байдена

С внезапным завоеванием Афганистана талибами президент США Джо Байден узнал, как быстро «внешние проблемы» могут свести на нет другие цели. Удастся ли ему оправиться и спасти свою повестку дня, пока неизвестно. История преподносит противоречивые уроки.

Деятельность политического лидера и его наследие обычно в большей степени определяются тем, как он справляется со своим ежедневным пакетом проблем, чем тем, выполняет ли он гиперболические предвыборные обещания или видение перспектив земли обетованной. Президент США Джо Байден усваивает этот урок в ходе своего первого лета на посту. И реальность грубо вторгается в его планы. Как информирует Эксперт, об этом пишет Project Syndicate.

Многие «внутренние проблемы» возникают неожиданно, как, например, это было с террористической атакой 11 сентября 2001 года или нынешняя пандемия COVID-19. Другие же проблемы легче предвидеть, как, например, постоянную инфляцию и длительные войны. Проблемы Байдена этим летом относятся к последней категории. Его радикальная экономическая программа предсказуемо обнажила раскол среди демократов в Конгрессе и увеличила риск того, что центристские и независимые избиратели испытают угрызения совести. Сейчас демократы справедливо опасаются, что республиканцы вновь возьмут Палату представителей на промежуточных выборах 2022 года.

Конечно, у Байдена есть время, чтобы прийти в себя. Но его медовый месяц явно закончился после катастрофического решения о выводе последних сил США из Афганистана без плана безопасной эвакуации американцев, союзников и тысяч афганцев, которые рисковали жизнью, поддерживая операции под руководством США.

Байден проигнорировал советы военных руководителей и дипломатов, которые утверждали, что необходимо сохранить небольшие остаточные силы для обеспечения разведки и воздушной поддержки афганской армии, которая обеспечивала стабильность в течение полутора лет без единой боевой потери со стороны США. Байден также не удосужился проконсультироваться с союзниками по НАТО, чьи силы на местах значительно превосходят небольшой оставшийся контингент США.

Демократы надеются, что к ноябрю 2022 года афганское фиаско станет менее значимым для их избирателей. Но падение Кабула может иметь долгосрочный эффект, укрепив мнение о том, что Байден и его советники слабы и не способны справиться с опасным миром. Это также может поставить под угрозу экономическую политику администрации.

Крайне левые в Демократической партии требуют, чтобы двухпартийный законопроект об инфраструктуре стоимостью $1 трлн, уже принятый Сенатом, стал заложником принятия масштабного, радикального законопроекта о перераспределении средств на сумму $3,5 трлн, содержащего новые постоянные пособия без требования работы. По понятным причинам немногочисленные центристы партии сопротивляются.

Но законодательная борьба — не единственный источник экономических бед Байдена. Инфляция резко пошла вверх, причем базовый индекс потребительских цен за последние 12 месяцев (по июль) вырос более чем на 4,3% — уровень, который в 1971 году заставил консервативного президента Ричарда Никсона ввести ограничительные меры по заработной плате и ценам. Более того, показатель базовой инфляции не учитывает волатильные цены на продукты питания и энергоносители, которые растут еще быстрее и, несомненно, будут оказывать давление на избирателей, думающих о бюджете.

Правда, часть сегодняшней высокой инфляции отражает отскок после прошлогоднего снижения цен, а часть вызвана «временными» нарушениями в цепочке поставок (например, нехватка полупроводников препятствует производству автомобилей). Но если Федеральная резервная система США обнаружит, что ей придется столкнуться с инфляционными рисками раньше, чем она ожидала, процентные расходы по огромным дефицитам Байдена (наряду с большими дефицитами, созданными Дональдом Трампом и Бараком Обамой) резко возрастут, быстро сделав его дорогостоящую программу внутренних расходов непосильной.

Еще хуже то, что дельта-вариант коронавируса буйствует, а вакцинация отстает от прогнозов администрации (несмотря на огромные расходы и ежедневные увещевания президента). В совокупности все эти факторы угрожают замедлить мощный экономический подъем, унаследованный Байденом.

Деятельность администрации по другим вопросам была столь же бездарной. После ограничения внутреннего производства энергии в плохо продуманной попытке ускорить переход от ископаемого топлива к «чистой» энергии, она недавно оказалась в неловкой ситуации, когда ей пришлось призывать ОПЕК качать больше нефти.

Риски сокращения производства ископаемого топлива были очевидны: Германия все еще использует много бурого угля (самой грязной формы угля), чтобы справиться с растущими затратами и напряженной электрической сетью, а Калифорния, штат, «возглавляющий» переход, оказался в гигаваттах от пиковых потребностей в энергии, и в обозримом будущем возможны отключения электричества. Байден также дал добро на завершение строительства газопровода «Северный поток — 2», который сделает Европу еще более зависимой от российского газа.

В то же время, ослабление Байденом некоторых иммиграционных и пограничных мер, принятых при Трампе, способствовало рекордному потоку мигрантов из десятков стран на южную границу. Местные благотворительные организации, больницы и общины перегружены, а многие нелегальные иммигранты, по сообщениям, были допущены в США даже после положительного анализа на COVID-19.

В больших, разнообразных и сложных по структуре государствах управлять нелегко. Оно требует выбора и компромиссов, которые не пользуются всеобщей популярностью. Но администрация Байдена, баллотировавшаяся под обещание восстановить нормальную жизнь и порядок, до сих пор демонстрировала некомпетентность и бездарность.

Бывший министр обороны и директор ЦРУ Леон Панетта сравнил завоевание Афганистана талибами с фиаско Джона Кеннеди в заливе Пигз. Но более удачной аналогией является безуспешная попытка президента США Джимми Картера спасти американцев, взятых в заложники в Тегеране в 1979 году. Картер так и не смог оправиться политически, а Кеннеди — смог. Он добился окончания Кубинского кризиса, заключив соглашение о выводе советских ракет с Кубы в обмен на то, что США уберут ракеты из Турции.

Сможет ли Байден оправиться от фиаско этого лета и спасти свою экономическую программу? Приведет ли его очевидная слабость к новым международным кризисам, которые будут отбирать ресурсы и внимание? История преподносит противоречивые уроки. Когда президент Рональд Рейган унаследовал рекордную инфляцию от неудачливого Картера, он поддержал усилия председателя ФРС Пола Волкера по борьбе с инфляцией. Последовавшая рецессия обрекла его партию на поражение на промежуточных выборах 1982 года. Но последовавшее затем сильное восстановление экономики обеспечило ему огромную победу на вторичных выборах и последующие законодательные победы, включая эпохальную налоговую реформу 1986 года.

Трамп, который в 2019 году имел все шансы добиться переизбрания, был сбит с дистанции пандемией COVID-19 и последовавшей за ней рецессией, несмотря на успех операции «Warp Speed», его программы по содействию разработке эффективных вакцин. С нынешними темпами Байден может оказаться в еще более плачевном положении.

Источник: Экономические новости

Новости партнеров

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии