Новости
В 2019 году кризис может коснуться рынка труда Согласно поведенным исследованиям, в 2019 году на рынке труда будет дефицит высокопрофессиональных специалистов 12.12.2018
Огромная и богатая экосистема находится в недрах Земли, - ученые Земля оказалась гораздо «живее» под землей, чем считалось. 12.12.2018
В Украине больше не будут испытывать косметические препараты на животных В Минздраве решили ввести запрет на тестирование косметической продукции на животных. 12.12.2018
Определены самые популярные запросы в Google среди украинцев Google узнал, что интересовало украинцев больше всего в 2018 году. 12.12.2018
Автопроизводитель Ford собирается выпускать "теплые" ремни безопасности Автомобильная компания Ford запатентовала технологию изготовления ремней безопасности с подогревом. 11.12.2018
The Washington Times: В России собираются отключать системы Visa и MasterCard Центральный банк России предупредил ведущие финансовые учреждения страны о необходимости принять превентивные меры в... 11.12.2018
Во Франции начнут ездить экологичные поезда Национальный железнодорожный оператор Франции SNCF в течение 2021 года будет активно тестировать водородные поезда. А с... 11.12.2018
Из-за нехватки газа для кремации в Венесуэле умерших оставляют в общих могилах Жителям Венесуэлы не хватает природного газа для кремаций умерших 11.12.2018
В одном из американских штатов собираются установить мощнейшие зарядки для будущих электромобилей Калифорния — лидер продаж EV в США, и обычными зарядками для электротранспорта тут никого не удивить. Но недалеко от... 11.12.2018
Рим заволокло дымом из-за пожара на свалке (ФОТО) Во вторник, 11 декабря, на севере Рима возник крупный пожар на предприятии по хранению и переработке отходов. 11.12.2018




Магазин сантехники
Предлагаем купить сантехнику в Киеве. Отличная цена!
dushik.com.ua

Курс банковских металлов НБУ Курсы валют Стоимость нефти (ICE)
грн./тр.унциюИзм., %
Золото33970.671-0.317
Серебро403.595+0.875
Платина23487.475+0.062
 ПродажаПокупкаНБУ
USD27.97527.71527.796
EUR32.00031.41531.554
RUB0.4400.3300.423
$/баррельИзм., %Дата
BRENT60.18+2.35Nov
WTI67.49-0.8446Aug
GAS OIL630.25-0.5157Aug
Культура / №21(392) 03 ИЮНЯ 2013
Революция подвалов    Печатная версия    в избранное
ТЕАТР
Олег Липцын, один из лидеров «второго украинского театрального возрождения» 1980–1990-х годов, рассказал «Эксперту» о нём и о том, возможно ли повторить возрождение сегодня

Украинский театр переживает сейчас не лучшие времена. А ведь еще не так давно, четверть века назад, в его новейшей истории случился короткий период, который сейчас называют «вторым украинским театральным возрождением». («Первое возрождение» связано с именем режиссера Леся Курбаса, основавшего в 1922 году легендарный театр «Березіль», затем обвиненного в «националистических извращениях» и расстрелянного в 1937-м.) В конце 1980-х годов в Украине появилось новое поколение театральных режиссеров, основавших на волне перестройки театры-студии с новым репертуаром и взявшихся за дело с таким энтузиазмом, что Киев стал на несколько лет театральной Меккой не меньшей, чем Москва. Однако затем, когда революционный запал в стране иссяк, новая театральная волна схлынула так же быстро, как и накатила.

Кто-то из режиссеров того призыва остался в Украине и до сих пор руководит театрами, кто-то уехал за границу, изредка приезжая на Родину. Олег Липцын — из вторых. Основатель киевского «Театрального клуба» Липцын живет в США, ставит спектакли по всему миру, а в Киев приехал на организованный по его инициативе «Фестиваль актуального украинского театра».

В процессе нашего общения выяснились интересные обстоятельства. Например, что бОльшая часть украинских режиссеров «новой волны»… приехали из Москвы, где учились у одного из самых знаменитых сегодня на постсоветском пространстве театральных режиссеров Анатолия Васильева (он лишь недавно снова вернулся в Россию, а до этого долгое время жил и работал во Франции). И это лишний раз доказывает простую истину — свою национальную культуру можно создавать только в широком мировом культурном контексте. В противном случае она обречена на провинциальность и застой. И, конечно же, создавать ее должны люди увлеченные — например, те студенты, которые для того чтобы увидеть спектакли любимого режиссера, ехали за тысячи километров и жили на копейки в полуразвалившемся общежитии. Спокойные, благополучные, привыкшие к комфорту люди настоящих революций не делают. В том числе и театральных.

— В каком году вы поступили в Московский государственный институт театрального искусства (ГИТИС)?

— В 1983-м. Я ведь до этого закончил Киевский инженерно-строительный институт (КИСИ), санитарно-технический факультет по специальности тепло- и газоснабжение, вентиляция и кондиционирование воздуха.

— Полезная профессия, но какое отношение она имеет к театральной режиссуре?

«Обществу не хватает культуры. Если забрать у человека то, к чему он должен стремиться, и сказать, что он хорош таким, каков он есть, человек начнет деградировать»

— Я все пять лет учебы руководил студенческим театром в КИСИ. Быстро понял, что это мое призвание. В 1982-м поехал в Москву, где меня по просьбе знакомых послушал Анатолий Эфрос, и он предложил мне идти к нему сразу на второй курс. Но я тогда еще отрабатывал после института, как было положено в советские времена, три года молодым специалистом — и не решился пойти против правил. Хотя это, конечно, было глупо. А год спустя я уже самостоятельно поступил на первый курс ГИТИСа к замечательному педагогу Михаилу Буткевичу, который потом передал этот курс Анатолию Васильеву.

— Исходя из своего опыта поступления в восемнадцатилетнем возрасте во ВГИК, думаю, вам в итоге повезло. Потому что в творческий вуз надо поступать взрослым человеком — тогда от учебы можно взять намного больше. Вы со мной согласны?

— Да. Тут даже играет роль не столько возраст, сколько жизненный опыт. Потому что когда нет собственного взгляда, ты становишься марионеткой в руках педагога. Исключение из этого правила — если тебе повезло, и твой учитель в искусстве думает не только о себе в первую очередь (а в искусстве это бывает очень часто), но и о тебе. Но такое, к сожалению, бывает редко.

— В начале нашего разговора вы сказали, что во время учебы ездили смотреть спектакли Роберта Стуруа и Эймунтаса Някрошюса. Это у вас такая шикарная производственная практика в ГИТИСе была?

— Нет, конечно (улыбается). Практика у меня была во МХАТе. Конечно, я ходил смотреть спектакли московских театров — Таганки, Ленкома, других. А со Стуруа была целая история. Я еще в Киеве посмотрел два спектакля тбилисского театра имени Шота Руставели, где он был художественным руководителем, и понял, что вот это — мое.

И когда во время моей учебы в ГИТИСе проходила сессия Верховного Совета СССР (а Стуруа был народным депутатом), я набрался наглости и позвонил в гостиницу «Москва», где жили депутаты. Каким-то чудом меня соединили с его номером. И он позвал нас — я сагитировал еще несколько студентов — к себе. Мы сидели у него в номере, пили чай, сказали, что нам очень интересно, как он репетирует, и Стуруа пригласил нас к себе в театр. Ну а дальше мы всё уже делали самостоятельно. Приехали в Тбилиси, пришли в театральный институт, сказали, что мы из ГИТИСа, попросили, чтобы нас где-то поселили на время — и оказались в общаге тбилисского театрального института, где не знаю какими животными были обгрызены обои. И две недели ходили к Стуруа на репетиции.

— Някрошюс, Стуруа — это театр метафорический…

— …да, и он во многом родственен традициям украинского поэтического метафорического театра, пространственно-группового, а не узкопсихологического.

— А вы можете назвать переоцененные зрителем и критикой в советское время театры? Ну, например, как по мне, таковым был театр на Таганке.

— Да, согласен насчет Таганки. Еще Театр сатиры… (задумался). Знаете, всенародная популярность и значимость советского театра — это такая утопия, соответствовавшая советской утопии в целом. Нигде в мире вы такого отношения к театру не встретите. Но в системе координат советской утопии оно было абсолютно реальным. Театр был одним из немногих окон, через которые к советскому человеку прорывалась жизнь. Потому что когда на сцене играют живые люди, на которых смотрят другие люди, сидящие в зале, и между ними проходит ток, это не поддается никакой цензуре.

Возрождение на московской закваске

— Почему, закончив ГИТИС, вы не попытались остаться в Москве, которая всегда считалась главной театральной столицей, а вернулись в Киев?

— У меня был в юности приятель, чьи родители и дедушка с бабушкой были связаны с театром. Через него я попал в этот мир и увидел, что он мне совершенно чужд. Я не представлял себе, как буду, соблюдая его неписаные правила, постоянно изображать, встречаясь с коллегами, любовь друг к другу, улыбаться, шептаться, подчиняться строгой субординации.

А я хотел независимости, мечтал организовать свое дело, и поэтому вернулся из Москвы в Киев, где сделать это было гораздо проще. И мы создали абсолютно независимый «Театральный клуб», который никогда не получал от государства ни копейки.

— Вы хотите его возродить?

— Нет, я ведь не эксгуматор. Мы просто хотим напомнить о нём, и главное — посмотреть, как развивается современная культура через людей, которые были связаны с клубом. Мне хочется показать, что украинские театр и культура не ограничены институциональными или государственными рамками, что это живое явление, которое существует в разных местах земного шара.

— В среде украинских театралов «Театральный клуб» стал легендой. Как вы думаете, почему?

— Он возник в тот период, когда для этого появилась организационная лазейка в виде театров-студий. В Киеве появился целый ряд таких коллективов. Но мы хотели создать не просто театральную труппу, а культурную среду. Я нашел подвал в большом жилом доме на улице Гончара, тогда Чкалова, мы получили на него в райисполкоме документы и сами полностью переоборудовали. Начали не со спектаклей, а с литературных чтений. При этом учтите, что это были 1987–1988 годы, когда еще было непонятно, что можно делать в плане идеологии, а чего нельзя. Тем не менее мы провели Булгаковские чтения, куда пришли все организаторы нынешнего музея Булгакова, которого тогда еще не было, и в течение недели со всего СССР съезжались еще подпольные тогда булгаковеды.

Потом мы сделали Ахматовские и Волошинские чтения, то есть целенаправленно работали по авторам, так или иначе связанным с Киевом. И только год спустя мы стали показывать спектакли.

В нашем «Театральном клубе» были разные студии для детей и взрослых — литературная, художественная, музыкальная, очень много выставок. Конечно, это привлекало зрителей, формировало их вкусы. Наши спектакли очень быстро отметили. Мы, например, сделали спектакль по произведениям тогда еще запрещенного Мыколы Хвылевого. И всё это стало как-то быстро выходить на Запад. На волне открытия новой страны Украины нас стали замечать западные продюсеры, приглашали выезжать работать за границу, начались совместные проекты. Два года нас, например, поддерживало на плаву министерство культуры Австрии.

Мы поставили спектакли «Дюшес» по «Улиссу» Джеймса Джойса (Липцын получил за него «Киевскую пектораль». — «Эксперт»), «Старуха», «Гамлет». А в середине 1990-х стали править бал деньги, у нас отняли подвал, и вот тогда я уехал за границу.

— Не является ли преувеличением, что в те годы независимому украинскому театру могла позавидовать театральная Москва?

— Во всяком случае многие называли и продолжают называть период с конца 1980-х до середины 1990-х годов в Украине «вторым театральным возрождением». Помимо нашего «Театрального клуба», начали организовываться другие студии — «Сузір’я», «Колесо»… И это в Украине, где десятилетиями не открывалось ни одного театра. Кстати, насчет Москвы — многие режиссеры этих новых театров учились у Васильева. Треть его курса были из Украины. У него это называлось «украинская диаспора».

— Значит режиссеры «второго украинского возрождения» были с московской выучкой?

— Не все, но в основном.

— А где брали актеров?

— Вот это было проблемой. Я, например, пытался решить ее двумя способами — студийным процессом и методом ограничения количества актеров. Скажем, на том же «Дюшесе» на репетиции ушло два года.

— Я об этом спрашиваю не из простого любопытства, а потому что хочется понять, возможно ли сегодня в Украине «третье театральное возрождение».

— Если вы имеете в виду возникновение, как тогда, новых театров-студий, то думаю, что нет. Вот в какой-то другой форме… Одним из толчков для нашего фестиваля было желание создать семинар игрового театра. Такая форма основывается на замысле моего покойного педагога Буткевича, написавшего книгу «Теория игрового театра». Целью этой теории является воспитание и подготовка нового актера и создание актерского коллектива, который может сам, без режиссера, создать как бы саморегулирующийся спектакль.

А вот театров-студий, на мой взгляд, больше не будет.

— Почему?

— Потому что есть непреодолимая тенденция нашего времени — индивидуализация. Актер будет входить в ансамбль только на время спектакля, а не в жизни. Попытки создать театр-монастырь, где всё будет подчинено только одной цели, не имеют смысла.

— Но польский режиссер Ежи Гротовский такой монастырь создал!

— Правильно. Но это было десятилетия тому назад. А современный человек не даст запереть себя в келье.

Сцена из спектакля «Шинель» по мотивам повести Николая Гоголя. Режиссер Олег Липцын. Национальный театр. Тайбэй, 2011

Театральная сеть

— Вы уже много лет работаете на Западе. Чем западный театр отличается от нашего?

— Своим местом в обществе. Это маргинальная деятельность. Причем если в Европе театр — это всё-таки культурное явление, то в США, где я живу бОльшую часть времени, — социальное.

В Америке театр — как бы социально-бытовое подспорье основной жизни человека, что абсолютно противоречило моему тогдашнему пониманию театра как некоей миссии, служения искусству, высокого профессионализма. Никто на тебя не обращает внимания, делай, что хочешь. На спектакль приходят в основном друзья и знакомые. Такая своеобразная социальная сеть. Правда, тут надо заметить, что социальные сети — это сейчас один из самых популярных денежных трендов.

— Но и на Западе есть большие театры, пользующиеся государственной и спонсорской поддержкой.

— Их немного. А массовое явление — это мелкие, самостоятельно выживающие труппы, часто недолго существующие.

— И без своих помещений?

— Раньше мне тоже казалось, что площадка — это главное. Сейчас — нет. Например, в США у меня нет своего театрального помещения, но есть продюсер, который им владеет. Я могу ставить спектакль у него, а могу и в другом месте. Есть актеры, с которыми я сделал целый ряд спектаклей, но это вовсе не значит, что в дальнейшем мы с ними встретимся снова.

Сейчас мы с коллегами создали, как мы ее называем, сеть — «Международный театральный ансамбль». Она, образно говоря, стоит на трех ногах — в Сан-Франциско, Тайване и Париже. Может быть, удастся присоединить к этим городам и Киев. Сделав театральный проект в одном из этих городов, можно возить его по другим, привлекать там средства.

— Когда смотришь на список поставленных вами пьес, то бросается в глаза, что большинство из них поставлено по весьма пессимистичным произведениям — «Эндгейм» Беккета, «Записки из подполья» Достоевского. Тем не менее вы в свое время отказались от постановки очень популярного на Западе автора очень депрессивных пьес Сары Кейн, которая неоднократно лечилась в психиатрической клинике и покончила жизнь самоубийством в 28 лет. Почему?

— Спектакль по ее пьесе я всё-таки поставил. Но только из-за необходимости. Кейн мне просто неинтересна. Ее взгляд на мир кажется мне детским. Она слишком быстро покончила с собой. Если бы пожила еще лет двадцать, то, наверное, поняла бы, какой была глупой девчонкой. Просто девчонкой.

— Почему сегодня в театре так популярна чернуха?

— Вы знаете, когда я говорю с каким-нибудь автором на эту тему, то вижу, что он всё это хорошо понимает. А потом читаешь его пьесу и видишь ту же чернуху. Ведь знаешь, что он не такой. А он просто хочет успеха и денег.

— Так почему чернуха сегодня приносит популярность у зрителей и деньги?

— Потому что обществу не хватает культуры. Если забрать у человека то, к чему он должен стремиться, и сказать, что он хорош таким, каков он есть, человек начнет деградировать. Я живу возле Силиконовой долины и иногда езжу на велосипеде в Стэнфордский университет по своим делам. Когда я проезжаю мимо стадиона, на котором тренируется очень известная университетская команда по американскому футболу, то вижу большой слоган на весь стадион: «Если ты не становишься лучше, ты становишься хуже». Когда я в первый раз его увидел, то удивился — как же это я раньше сам до этого не додумался?!



Автор: Сергей Семёнов

 печать  отправить ссылку другу  в избранное
КОММЕНТАРИИ


Нет комментариев.

ОБСУДИТЬ СТАТЬЮ



ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ В РУБРИКЕ "КУЛЬТУРА"
Лондон станет украинским
В Лондоне 17–19 октября впервые состоится масштабный культурный фестиваль «Дни Украины в Великобритании», инициатором и организатором которого стал благотворительный фонд Firtash Foundation при финансовой поддержке международной группы компаний Group DF
Юбилейный джаз
В первые выходные дни осени, 4–8 сентября, в поселке Коктебель в пятый раз к шуму морского бриза присоединяется джаз
Музей, в котором не скучно
Изобразительное искусство
Столичный «Мистецький Арсенал» переворачивает традиционные представления о том, какой должна быть музейная экспозиция
Радуга на экспорт
Кинематограф
Обладательница «Золотой камеры» Каннского кинофестиваля и номинантка на «Оскар» Нана Джорджадзе рассказала «Эксперту» о том, что считает главным в кино и в жизни
Зависимые независимые
Точки бифуркации
Открывшийся в комплексе «Мистецький Арсенал» масштабный проект «Незалежні» показывает, как за двадцать лет независимости менялись представления отечественных художников о том, что такое Украина
Образцовое село Леонида Кучмы
Новые дворянские гнезда
Малая родина второго президента Украины выглядит такой, каким хотелось бы видеть каждое украинское село — зажиточным, отстроенным со вкусом, но без излишеств
Школа, техника, душа
Кинематограф
Кинофестиваль в Одессе наглядно показывает, что молодой мировой кинематограф, вопреки всем прогнозам, продолжает развиваться, а мастерство, раньше доступное лишь единицам, становится достоянием многих
Рок-колокола Новоселицы
Фестивали
Крупнейший рок-фестиваль страны может в следующем году переехать из-под Днепропетровска в Киев
Украинская мечта Татьяны Засухи
Новые дворянские гнезда
Пока Украина еще только собирается когда-нибудь стать членом Евросоюза, село Ковалёвка, судя по виду его центра, в него уже вступило
Дорогое качество
Компания Steinway Musical Instruments, производящая уникальные рояли и другие музыкальные инструменты, будет продана





   карта сайта


Новости компаний
Вся правда о портативных зарядных устройствах Power Bank В новых моделях гаджетов все заметнее и заметнее улучшается качество экранов, мощность камер, устройства обрастают... 04.12.2018
Как провести выходные? Сидеть дома на выходные не очень хочется. Разве что после того, как вся рабочая неделя прошла под невероятным... 28.11.2018
Эффективное оборудование для ресторанов и бара На прибыльность любого предприятия общественного питания, влияет и привлекательный дизайн помещения, и оригинальность... 20.11.2018
Что лучше: онлайн кредит на карту или деньги в долг от частного лица
Кредит онлайн на любую карту считается наиболее распространенным видом займов. Они настолько популярны, обходят... 15.11.2018
Онлайн игровые клубы Украины 10.11.2018


Публикации
Новая партия Бродского и Насирова: за «банкет» платит госбюджет Украины 15.11.2018
Как сделать выходные яркими с ivi.ru 11.10.2018









Главная Реклама на сайте
Материалы помеченные значком имеют ограниченный доступ. Использование материалов Эксперт.UA разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на expert.in.ua
©2004-2018 Эксперт.in.ua   Реклама на сайте